20140618-mitingВойна

I.

%d1%83тро. Я во дворе: сижу на ветке нашего дуба-великана. Мне хорошо там сидеть – все вокруг вижу и слышу. Вдруг — крики: «Война! Война!»…


Дина, моя двоюродная сестра, и я – в городе на Ришельевской улице. Приехали за булочками, спешим домой. Вдруг — вой сирен и залпы зениток. Прохожих загоняют в подворотни. Двор мгновенно наполняется галдящим нарядом. Ворота закрывают. Моя бойкая сестра пытается объяснить милиционеру, что нам очень нужно домой, что нас ждут мамы. Напрасно. Проходит час, второй, третий. Во дворе стоит гвалт. Наконец, около полуночи – отбой. Нас выпускают, и мы бежим через темное Куликово поле, сворачиваем на Канатную и видим: на глухой стене дома горит лампочка, в пустой улице, с темными окнами домов она далеко отбрасывает свой свет. «Это шпионы посылают врагу сигналы» – решаем мы с Динкой и бежим дальше – домой.


Папа в командировке. Уехал ещё до 21 июня, а дома его уже три дня ждёт повестка в военкомат. Вернулся. Папа с мамой сидят за столом друг против друга. Перед ними «чекушка» и что-то на ужин. Это — проводы. Через какое-то время он — на пороге с заплечным мешком, отправляется на сборный пункт. Вместе стоим на пороге, а в тёмном небе – трассирующие пули и стрёкот зениток с земли. Это — моя последняя память об отце.


Я и мой трёхлетний брат Валерик — одни в нашем жилище. Мама – в больнице. Ночь. Нам страшно, лежим, прижавшись друг к другу. Вдруг — рокот самолёта и совсем близко – свист бомбы. И снова свист. Перелетев через один, затем другой дом, бомбы, не разорвавшись, падают в огород. Утром все толпятся у воронок, смотрят и дивятся: неразорвавшиеся бомбы вошли в землю всего в нескольких метрах от жилья.


Мы ищем укрытия от бомб и артснарядов в малых пещерах Аркадии. Но там не житьё. Вернулись к опасности налетов и артобстрелов. Авось, минует.
В середине лета заглох водопровод. В городе нет пресной воды. Та, что в колодцах, горьковато-солёная: что-либо сваренное на этой воде имеет невообразимый вкус.


Мама вернулась из больницы, и я начинаю собирать кое-какие вещи: не мыслю оставаться в Одессе. Уверена, что уйдём не надолго: полила цветы так, чтобы они не засохли до нашего возвращения.


От папы пришла почтовая открытка. Он писал, что их часть пешком, наконец, дошла до Мариуполя, что по дороге они были свидетелями страшных страданий беженцев, просил маму, ни в коем случае, не пускаться в путь, что «это было бы равносильно самоубийству».


Под Одессой идут бои. Слышно, как вдали что-то булькает и клокочет будто в огромном котле.


Сапёрная часть ушла, оставив после себя склады, набитые всякой всячиной, включая кое-что из принадлежавшего ещё бывшему владельцу усадьбы, царскому генералу: кресла обитые розовым атласом, декоративные тарелки, трюмо. Жители тащили со складов всё, что попадалось под руки. Моя мама не принимала участия: она считала недостойным тащить что-либо в свой дом в такое горестное время. А я всё-таки побежала туда с подружками. К тому времени склад был уже почти опустошен. Я смогла наскрести только немного синьки из бочонка. Эта синька очень нас выручала: на Привозе ложка синьки равнялась 1кг кукурузной муки + 100 гр. сала. Получалась отличная мамалыга.

II.

16 октября 1941 года. Тёплое, солнечное утро. Во дворе – румынские солдаты. Возятся у своих каруц, чистят, поят лошадей. Наши соседи – молдаванка Надежда Ивановна и ещё другие – стоят поодаль, наблюдают.


19 октября в город вошли немцы. Люди видели на заборе приказ: «Из квартиры не выходить, двери на ключ не запирать».


К нам под вечер ввалились два румынских солдата. На столе стояла керосиновая лампа. Молча, не произнося и слова, – взяли лампу и ушли. Теперь наше освещение – каганец. Фитилёк, опущенный в плошку с жиром.


Впервые за неделю после 16 октября вышла за пределы нашего двора. Вместе с соседкой, по прозвищу Чундра, пошли в конец переулка, где вывешен приказ. Вижу его, но не подхожу, не читаю. Я смотрю на мостовую Большефонтанской дороги: там, в нескольких шагах от меня, лежит женщина с раздробленным черепом. Рядом – ребёнок 4-5 лет. Налево и направо – вся мостовая покрыта трупами. А на повороте дороги – виселица. На ней темные силуэты повешенных. Мимо проносятся грузовики с немецкими солдатами в серо-зелёных шинелях и в касках.
Я кричу, я плачу. Со мной истерика. Перепуганная Чундра спешит увести меня вглубь переулка.


Середина ноября 1941 года. Ранние сильные морозы. В доме нечего есть, а в поле, говорят, много картошки осталось. Соседка, Надежда Ивановна, зовёт меня с собой в Дальник. Там ещё месяц назад шли бои, но она точно знает, что там можно найти картошку.
Морозным утром, в темноте, идем по пустынным улицам. Встретилась румынская каруца. Надежда Ивановна подняла руку, залопотала по-румынски с солдатом-возницей. Он кивнул в ответ. Влезли в его холодную крытую телегу и ехали долго-долго. Я промёрзла до костей. Солдату нужно в другую сторону – он нас высаживает, и мы идём дальше по чёрной мёрзлой дороге. Уже рассвело. По обеим сторонам – обгорелые трупы. Наконец, – картофельное поле. Набрали, сколько могли. Картофелины все крупные, ровные. Дорогу назад не помню. Помню, дома – мама, обезумевшая от пережитого волнения. А картошка, насквозь мёрзлая, в тепле превратилась в несъедобное месиво.


Мама отправляет меня на Привоз продать папину суконную гимнастёрку. В доме нечего есть и ничего другого на продажу не осталось. «Вернётся отец», говорит мама, «найдем, во что ему одеться». Я вижу, ей трудно, ей тяжело расставаться с папиной одеждой. Иду на Привоз. Становлюсь в тот ряд, где продаются с рук всякие вещи. Пытаюсь развернуть свою и … не могу. Меня сковал стыд: я ничего подобного до сих пор не делала. Понуро возвращаюсь домой. Мама кричит: «Как же мы будем с тобой такой жить дальше, Хоть в могилу ложись».


У нас есть маленькая чёрная курица. Она несет яйца 12 дней подряд. Один день отдыхает, а потом опять. Мама собирает 2-3 яйца, идет на Привоз, продаёт их. Покупает буханку чёрного хлеба и 100 гр. подушечек.


Всю осень и зиму 41/42 гг. немцы и румыны вылавливают и уничтожают евреев и коммунистов.

 

%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d1%83%d1%8e%d1%89%d0%b8%d0%b9%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b4%d1%8b%d0%b4%d1%83%d1%89%d0%b0%d1%8f



Top sites Pokrov


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники