%d0%b2Визирке в то время организовалась сельхозкоммуна, и наш дед Григорий отдал туда все свое имущество, вплоть до подушек.

Коммуна недолго просуществовала, и все семейное добро куда-то ушло. Старшие дети разъехались, двое младшеньких – Володя и Сева – попали в детдом. Дед Григорий женился на бойкой бабе из Одессы. Семья распалась. В старости, в 70-летнем возрасте, дед коротал дни, переезжая от одного к другому из своих детей. Так и умер в поезде по дороге в г. Котовск к младшему сыну Володе: плотно поужинал, попросил попутчиков разбудить его перед Котовском … Не проснулся.У Надежды, моей мамы, было четыре сестры: Анюта, Катя, Вера, Люба. С Верой они двойняшки, мало похожие внешне и совершенно разные по характеру и темпераменту. Надя – горячая, энергичная, щедрая, широкая, Вера – покладистая, неуверенная в себе, зажимистая.

До Революции 17-ого года Надя окончила в Одессе епархиальное училище для девочек из семей священнослужителей. По своему статусу училище соответствовало гимназии. Как видно, девочек из низших сословий в училище принимали тоже, при определенных условиях. Так было с моей мамой: начальную школу в с. Визирка она окончила весьма успешно. Директором школы был тогда Борис Иванович Лещинский, отчим мальчика Бори Сосновского, моего будущего отца. Судя по многим признакам, преподавание в училище велось на хорошем уровне.

В одной краеведческой книге об Одессе я нашла сведения, имеющие отношение к училищу (Р. Александров «Исхоженные детством», Одесса, Optimum, 2000): отец писателя Валентина Катаева, Петр Васильевич Катаев, магистр историко-филологических наук, был преподавателем женского епархиального училища в годы учебы там моей мамы.

Мама грамотно выражала свои мысли на письме, писала без ошибок и до старости могла цитировать наизусть многое из Пушкина, Лермонтова и др.

В семейном альбоме у нас хранится несколько фотоснимков того периода ее жизни. На одном – она, хорошенькая девушка в ладной гимназической форме, – с группой своих одноклассниц. На другом – мама и ее одноклассницы с классной дамой, красивой элегантной молодой женщиной.

Боря и Надя окончили учебу в Одессе одновременно. Шел 1917 год. Уже «гремела революция». Они оба вернулись в с. Визирка. Боря – в семью директора школы Лещинского, своего отчима. Надя – в пока еще большую семью Денисенко. Молодые люди с детства знали друг друга. По преданию – «вместе играли в песочнице», и уже с раннего детства их часто называли «жених и невеста». В 1919 г. они поженились. Через год у них родилась дочь, названная Верой, в честь бабушки. В возрасте полутора лет Верочка умерла. Помню, что мама много лет спустя при одном упоминании имени Верочки начинала плакать.

Для моей мамы малые дети – свои ли, чужие ли – всегда были особым даром. В советское время, она, проучившись в мединституте два года, прервала учебу из-за нас, двух своих малых детей. Окончила курсы медсестер Охмадета (охрана материнства и детства). В очень пожилые годы, вплоть до 73 лет, работала няней в доме ребенка на 16 станции Большого Фонтана. На работу ездила двумя трамваями в любую погоду.

Три революции, две мировые войны, годы сталинской диктатуры, включая Большой террор, полвека непрерывных социальных потрясений, – таковы были условия и обстановка жизни поколения моих родителей.

Отец погиб в Великую Отечественную войну рядовым солдатом. Ему было 42 года. Труженица мама пережила его на полвека. Умерла, когда ей шел 92 год.

%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d1%83%d1%8e%d1%89%d0%b8%d0%b9%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b4%d1%8b%d0%b4%d1%83%d1%89%d0%b0%d1%8f

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники