В. Б. Сосновская. Корни

%d0%baорни   наши  –  дворянско-крестьянские. Отец   был дворянского сословия, мать – крестьянского. А почва, на которой произросли  обе ветви, – это благодатная Одесса и места вблизи нее. В остальном, мы о  своих  предках  мало  знаем.   Все,  что  сохранилось    в    семейном  альбоме,  это несколько фотографий.

На одной, в полупрофиль, – мужчина  средних лет в мундире морского офицера. Это Михаил Павлов, наш прадед. Дед нашего отца по материнской линии. Красивый, осанистый. На мундире – погоны капитана первого ранга. Пенсне. Усы, бородка. Внимательный взгляд больших светлых глаз. Во всем облике – интеллигентность и достоинство. Папина тётка, которую я еще застала в живых, помню, говорила, что он командовал боевым кораблем и что его любили матросы.

На другой фотографии – женщина средних лет, его жена Елизавета. Утомленный, потухший взгляд с прищуром. В уголках губ застыло что-то похожее на обиду. Никакой фотографической позы: плохо причёсана, в простой блузе с рюшем у шеи. Впечатление такое, будто нашу бабушку усадили перед объективом против ее воли. Разительный контраст с обликом ее мужа-капитана. Но нам неведомо, что стоит за этими снимками, увы.

Есть две фотографии их дочерей – Веры, нашей бабушки, и Евгении, для нас – «бабы Жени». Вера сидит в свободной позе, склонив голову на руку на балюстраде. Молодая женщина со спокойным умным лицом. Баба Женя говорила, что Вера была последовательницей Толстого, учительствовала, организовывала любительские спектакли. В альбоме есть единственная фотография ее мужа, нашего деда, Луки Сосновского. Знаем, что он тоже был учителем. И это все – он рано умер.

На снимке он в сюртуке. Белый стоячий воротник. «Бабочка». Наш отец, Борис Лукич Сосновский, остался круглым сиротой с шести лет. Сохранилась фотография: мальчик Боря стоит, держась за креслице, в котором сидит улыбающаяся девочка. Ее зовут Зина, она сводная сестра Бориса. На мальчике светлая косоворотка, подпоясанная ремешком, остриженные в кружок русые волосы. Умные светлые глаза смотрят в объектив ясно и внимательно.

Воспитывал нашего отца и его сводную сестру – Борис Иванович Лещинский, второй муж нашей бабушки Веры. Трагическая личность. Помню, что было уже при мне. Свою вторую жену, бывшую поповну, он называл почему-то «резиной». Часто убегал из своего дома к нам – отдыхать. Он любил нашу маму и, помню, часто делился с ней. Однажды в наш двор въехала машина «Скорой помощи» и увезла Бориса Ивановича в дом умалишенных, где он вскоре умер.

Он был учителем математики, директором школы в Визирке, родном селе моей мамы. Остались двое взрослых детей – Лида и Виктор. Их судьбы оказались не менее трагичными.

Но продолжу, однако, о своем отце.

К 1917 году он успел окончить гимназию и в 1918 году ушел защищать революцию. В неполные 19 лет стал комиссаром партизанской Тилигуло-Березанской дивизии. Мама рассказывала нам, что его считали отличным оратором: его речь была яркой и страстной, и он умел убеждать. На единственной фотографии того времени он в папахе, в военной гимнастерке, на поясе у него кобура. И совсем юное лицо.

      %d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d1%83%d1%8e%d1%89%d0%b8%d0%b9

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

1 комментарий: В. Б. Сосновская. Корни

Добавить комментарий